Архангельской митрополии
Русской Православной Церкви
Официальный сайт

Священномученики архимандриты Павел (Моисеев) и Феодосий (Соболев), иеромонахи Никодим (Щапков) и Серафим (Кулаков)

Сщмч. Павел – 1849 – 1918
Сщмч. Феодосий – 1842 – 1918
Сщмч. Никодим – 1852 – 1918
Сщмч. Серафим – 1874 – 1918
Память – 30 сентября/17 сентября
в Соборе новомучеников и исповедников Российских – воскресенье 25 января или ближайшее после 25 января


Эти новомученики были постриженниками разных северных монастырей, однако по неисповедимым судьбам Господним к осени 1918 года все они оказались в Николаевском Коряжемском монастыре, где вместе и пострадали за Христа (109, 1 – 17).

Архимандрит Павел, настоятель Коряжемской обители, в миру носил имя Иван Яковлевич Моисеев. Он родился 16 февраля 1849 года в семье крестьянина Грязовецкого уезда Вологодской губернии. С детских лет он отличался как глубокой верой, так и стремлением к знаниям. Не имея возможности посещать сельскую школу, он сам, по подаренной ему Псалтири, выучился грамоте. Любимыми книгами его были жития святых. Иван ушел в монастырь в возрасте тридцати лет. В марте 1880 года он стал послушником Павло-Обнорского монастыря. В начале октября того же года он был пострижен в монахи с именем Павел, через месяц рукоположен во иеродиакона, а 24 июня 1881 года – во иеромонаха. Если вспомнить, что послушнический искус в дореволюционных монастырях мог длиться десятилетиями, это может показаться невероятным. Видимо, за годы жизни в миру Иван Моисеев смог в достаточной мере воспитать в себе все качества, какими должен обладать инок, – смирение, трудолюбие, целомудрие и послушание, и еще до пострижения вел монашеский образ жизни. Вероятно, этим можно объяснить и то, что именно ему, простому крестьянину-самоучке, поручался целый ряд ответственных административных послушаний. С декабря 1881 года иеромонах Павел по поручению епархиального начальства в течение полугода управлял Павло-Обнорским монастырем. Со своими обязанностями он справлялся успешно и через полтора года стал нести два новых, крайне ответственных послушания, став казначеем и духовником этой обители. Доказательством того, что и здесь он проявил себя с лучшей стороны, стало награждение его в 1889 году «за усердную службу» набедренником.

Спустя полгода иеромонах Павел был переведен в Николаево-Прилуцкий монастырь, располагавшийся под Вологдой, для исполнения там обязанностей настоятеля. На новом месте он пользовался такими же любовью и уважением, как и в своей родной обители. Неудивительно, что в 1896 году отца Павла назначили временно исполняющим обязанности благочинного монастырей Великоустюжского викариатства, а спустя два года утвердили в этой должности. Вскоре после этого он стал настоятелем Прилуцкого монастыря, а 24 июня 1898 года был возведен в игуменский сан.

13 марта 1902 года игумен Павел стал настоятелем Коряжемского монастыря. О его трудах по управлению этой обителью лучше всего свидетельствует то, что в 1908 году по указу Вологодской консистории он был награжден орденом Святой Анны третьей степени. 21 мая 1914 года епископ Великоустюжский Алексий (Бельковский) возвел игумена Павла в сан архимандрита.

С 1897 года в Коряжемский монастырь был переведен постриженник Троицкой Стефано-Ульяновской обители иеромонах Никодим. В отличие от архимандрита Павла (Моисеева), отец Никодим (в миру Николай) происходил из мещанского сословия. Он родился 20 октября 1852 года в Великом Устюге в семье мещанина Константина Щапкова. Родители воспитали его в традициях православного благочестия. Юный Николай так любил книги, что проводил за ними все свое время. В двадцатилетнем возрасте он ушел в монастырь. Однако, прежде чем Николай стал монахом, ему пришлось вынести немало испытаний. Вначале ему было отказано в приеме в обитель. Затем ему все-таки разрешили остаться, но без причисления к братии. Николаю пришлось прожить в Стефано-Ульяновской обители одиннадцать лет, подчиняясь ее уставу и выполняя послушания. Лишь после этого в 1883 году он стал послушником. Это свидетельствует прежде всего о глубине веры и твердости характера Николая Щапкова, который, несмотря ни на какие трудности, все-таки остался верен избранному монашескому пути. Видимо, это понимало и монастырское начальство, так как уже спустя три года, 7 августа 1886 года, Николай принял постриг с именем Никодим. Спустя год он был рукоположен во иеродиакона, а 25 мая 1896 года  – во иеромонаха. Спустя еще год указом Вологодской консистории иеромонаха Николая перевели в Коряжемский монастырь. Здесь с 1903 года он нес послушание казначея, духовника и благочинного. Отец Никодим имел и ряд наград. Так, в 1899 году за трудолюбие и усердное служение он был награжден набедренником, а в 1908 году – наперсным крестом.

Несколько позднее, в 1904 году, из Николаевского Прилуцкого монастыря в Коряжемскую обитель был переведен послушник Николай Кулаков. Он был родом из крестьян Галичского уезда Костромской губернии. С детства Николай любил ходить в храм и петь на клиросе. В 1898 году в возрасте двадцати четырех лет он ушел в монастырь. Послушанием его было пение на клиросе. Спустя шесть лет по указу Великоустюжского духовного правления он был переведен в Коряжемскую обитель. Там 14 марта 1904 года Николай был пострижен в монахи с именем Серафим. Через два года он стал иеродиаконом, а 1 июля 1907 года – иеромонахом. За усердную службу в марте 1914 года он был награжден набедренником.

Так, в служении Богу, в несении назначенных им послушаний, проходила жизнь этих монахов до 1917 года, когда пришедшие к власти большевики открыто заявили о своем враждебном отношении к Православной Церкви. Свидетельством этому были начавшиеся репрессии в отношении священнослужителей. Первым в списке жертв богоборцев стал зверски убитый в Царском Селе вскоре после Октябрьского переворота 1917 года протоиерей Николай Кочуров. 7 февраля 1918 года в Киеве был убит митрополит Владимир (Богоявленский). Впоследствии мартиролог новомучеников пополнило множество других имен, в том числе имен северян.

В августе 1918 года в Коряжемский монастырь прибыл из Сольвычегодска находившийся на покое бывший настоятель Введенской обители архимандрит Феодосий. По всей вероятности, он приехал за советом, потому что ранее, 5 февраля 1918 года, новой властью был издан печально известный Декрет «Об отделении школы от государства и школы от Церкви». Многие пункты этого документа звучали зловеще. Был среди них и такой:

«Никакие церкви и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют. Все имущества существующих в России церквей и религиозных обществ объявляются народным достоянием» (110, 30).

Разумеется, верующие люди прекрасно понимали, что на деле речь пойдет о бессовестном грабеже храмов и монастырей. Поэтому перед каждым православным верующим того времени вставал вопрос: как поступить ему самому? Превратиться в покорного исполнителя воли врагов Церкви или остаться верным Богу и разделить судьбу тех священнослужителей, которые к этому времени пали от рук богоборцев? Этот вопрос предстояло решить и архимандриту Феодосию.

Архимандрит Феодосий прожил весьма долгую жизнь. Он родился 11 сентября 1842 года. Отец его, Доримедонт Алексеевич Соболев, был священником жаровской Петропавловской церкви Вельского уезда. Мать Ольга Алексеевна также происходила из духовного сословия. Детей у них было шестеро. Феодор (так звали в миру архимандрита Феодосия) по примеру отца решил стать священником. Окончив в 1864 году Вологодскую семинарию и женившись, он 22 ноября того же года был рукоположен Вологодским и Тотемским епископом Христофором в сан священника. За ревностное служение спустя пять лет молодой батюшка был награжден набедренником. По примеру отца, устроившего школу для крестьянских ребятишек и вместе со своей матушкой преподававшего в ней, отец Феодор любил заниматься педагогической деятельностью. В 1869 году он был переведен на службу в Тотемский Богоявленский собор и назначен на должность учителя латинского языка в Тотемское духовное училище. При этом, вопреки известной шутке А.С. Пушкина, что «латынь из моды вышла ныне», он так хорошо преподавал этот язык, что спустя шесть лет получил благодарность ревизора от Святейшего Синода, приехавшего инспектировать духовное училище. Впоследствии «за усердное и полезное служение по духовно-училищному ведомству» его наградили скуфьей.

После смерти жены бездетный отец Феодор решил уйти в монастырь. В 1879 году он был принят в Тотемскую Спасо-Суморину обитель. Через год был назначен казначеем, а спустя два года, 6 марта 1881 года, пострижен в монахи с именем Феодосий. С 1885 года он стал исполнять должность настоятеля Николаевского Прилуцкого монастыря. Через два года он был возведен в сан игумена и назначен настоятелем другой вологодской обители – Кадниковской Дионисиево-Глушицкой. Однако игумен Феодосий не стремился к начальственным должностям и полученная власть не радовала, а тяготила его. Поэтому вскоре он подал прошение о возвращении в Тотемский Суморин монастырь. Спустя год был определен на должность духовника братии. Помимо этого, в течение четырех лет он преподавал Закон Божий в Спасо-Суморинской церковно-приходской школе, за что Синод наградил его Библией.

В 1896 году игумен Феодосий получает послушание настоятеля Арсениево-Комельского монастыря, а спустя пять лет переводится в устюжскую Михайло-Архангельскую обитель на должность духовника учеников Устюжского духовного училища, а также насельников женского Иоанно-Предтеченского и Михаило-Архангельского мужского монастырей. В 1902 году его назначают игуменом Устюжского Николаево-Прилуцкого монастыря и благочинным обителей Великоустюжского викариатства. В 1905 году за свои труды игумен Феодосий награждается орденом Святой Анны 3-й степени. Этим орденом, уже 2-й степени, он был награжден в 1912 году. Наконец, в сентябре 1907 года отец Феодосий назначается настоятелем Сольвычегодского Введенского монастыря с возведением в сан архимандрита. Этой обителью он управлял до 1916 года, пока возраст и связанные с ним болезни не побудили его подать прошение об уходе на покой. После того как туда был назначен новый настоятель игумен Леонид (Молчанов), «заштатный» архимандрит Феодосий продолжал жить в Сольвычегодской обители, по мере сил помогая ее процветанию – до тех пор пока в августе 1918 года он не решил посетить Коряжемский монастырь.

…27 сентября, в праздник Воздвижения Креста Господня, после Литургии настоятель Коряжемского монастыря архимандрит Павел (Моисеев) по обычаю произнес проповедь, призывая молящихся просить Господа даровать им силы в несении жизненного креста. Никто не мог предполагать, что спустя три дня четверо монахов, присутствовавших в храме, сподобятся мученического венца…

За четыре дня до этого один из крестьян Великоустюжского уезда принес в Сольвычегодскую ЧК заявление о том, что в Яренском уезде в лесных избушках прячутся «какие-то богатые люди, по-видимому, скрываются буржуи», и что, ночуя в Коряжемском монастыре, он тоже видал там подобных «сомнительных типов, от чего-то укрывающихся». В те годы даже подозрения в укрывательстве «контрреволюционеров» было вполне достаточно для того, чтобы запустить механизм карательной машины. Спустя четыре дня после этого заявления, 30 сентября, в Коряжемский монастырь нагрянули военком и члены Сольвычегодской ЧК. Они потребовали от настоятеля и братии «…выдать все потайники, где что хранится, как-то деньги, и т.п…» Однако не найдя при обыске ни денег, ни «сомнительных типов», ЧК обвинила в неподчинении власти четырех человек – настоятеля архимандрита Павла, архимандрита Феодосия, а также двух иеромонахов – Серафима и Никодима, и, объявив их «главарями противной банды», приговорила к расстрелу. В тот же день, в два часа пополудни, их вывезли на пустынный островок на реке Вычегде и расстреляли. Спустя восемьдесят пять лет, в декабре 2005 года, они были причислены к лику новомучеников и исповедников Российских.


Публикации

Актуальная аналитика

28.11.2017

Епископ Тихон пояснил, что значит версия ритуального убийства царской семьи

Представитель Церкви пояснил свое заявление об изучении экспертами "ритуального характера" убийства Царской семьи.


24.11.2017

Генетический код общества

«В личном качестве»: реплика Владимира Легойды


03.11.2017

Вдова племянника Николая II назвала сюжет «Матильды» провокацией

Ранее о фильме «Матильда» высказались другие представители династии Романовых


01.11.2017

Сестры Романовы: «Noblesse oblige»

Великие княжны Романовы – сестры милосердия в годы Первой мировой войны.


01.11.2017

Отречение императора. Взгляд современника

Преподаватель царских детей Пьер Жильяр – о событиях, связанных с отречением императора Николая II.